"Ты зрел его в кругу большого света…"



Ты зрел его в кругу большого света —

То своенравно-весел, то угрюм,

Рассеян, дик иль полон тайных дум,

Таков поэт — и ты презрел поэта!


На месяц взглянь: весь день, как облак тощий,

Он в небесах едва не изнемог, —

Настала Ночь — и, светозарный Бог,

Сияет он над усыпленной рощей!



  





КОММЕНТАРИИ:

Автограф — РГАЛИ. Ф. 505. Оп. 1. Ед. хр. 10. Л. 3 об.

Первая публикация — Гражданин. 1875. № 2. С. 38, с пометой: «Впервой половине 30-х годов». Затем — РА. 1879. Вып. 5. С. 128; ННС. С. 23; Изд. СПб., 1886. С. 21; Изд. 1900. С. 81.

Печатается по автографу.

Автограф беловой, стихотворение тщательно записано, синтаксически оформлено, строфы выделены. На том же листе после отделяющей черты — стих. «В толпе людей, в нескромном шуме дня…». Оба произведения объединяет образ дневного месяца.

В печатных текстах 1879, 1886 гг. 1-я строка — «Ты знал его в кругу большого света…»; здесь вместо «зрел» — «знал», но Тютчеву больше свойственно обращение не к знаниям, а к непосредственному видению (ср.: «Они не видят и не слышат…» — «Не то, что мните вы, природа…», повторяющийся в его стихах призыв «смотри…»). В изданиях отсутствуют прописные буквы в словах «Ночь» и «Бог», обновлен синтаксис.

Датируется на основании близости автографа черновым наброскам из «Фауста» 1828–1829 гг., а также сходством образа дневного месяца с переводом фрагмента из «Путевых картин» Гейне, вышедших в 1829 г. Однако М.П. Алексеев возводит тютчевский образ дневного месяца не к сочинению Гейне, а Жана Поля Рихтера (см. его работу: «Дневной месяц» у Тютчева и Лонгфелло / Поэтика и стилистика русской литературы. Л., 1971. С. 151–167).

Л.Н. Толстой выделял стихотворение и отчеркивал вторую строфу. см.: ТЕ. С. 145.