Погодину М. П.

Первая половина ноября 1821 г. Москва



  Говорил я, любезнейший Михайло Петрович, о Горации с Раичем. Он согласен уступить вам свою часть. И когда вам будет время, зайдите к нему. — Живет он, как вы, я думаю, знаете, в доме Муравьева на Дмитревке1. — Сделайте одолжение — утолите мою жажду. Пришлите продолжение «Исповеди». Никогда с таким рвением и удовольствием я еще не читывал. — Сочинение это всякому должно быть занимательно. Ибо, поистине, Руссо прав: кто может сказать о себе: я лучше этого человека?2

Ваш покорный — Тютчев



  





КОММЕНТАРИИ:

Печатается по автографу — РГБ. Ф. 231. Пог/II.47.124. Л. 18.

Первая публикация — Красный архив. С. 390.

Основанием для датировки письма служит упоминание о С. Е. Раиче и его согласии уступить Погодину право подготовки к изданию сочинений Горация для начинающих. Судя по записи в дневнике Погодина от 14 ноября 1821 г., с этого дня он приступил к работе (см.: ЛН-2. С. 13).



1С. Е. Раич, с 1812 г. воспитатель Тютчева, в начале 1819 г. перешел в дом Н. Н. Муравьева для воспитания его младшего сына А. Н. Муравьева.

2Намек на следующие строки «Исповеди» Руссо: «Пусть трубный глас Страшного суда раздастся когда угодно, — я предстану пред Верховным судией с этой книгой в руках. Я громко скажу: “Вот что я делал, что думал, чем был. С одинаковой откровенностью рассказал я о хорошем и о дурном. <…> Собери вокруг меня неисчислимую толпу подобных мне: пусть они слушают мою исповедь, пусть краснеют за мою низость, пусть сокрушаются о моих злополучиях. Пусть каждый из них у подножия Твоего престола в свою очередь с такой же искренностью раскроет сердце свое, и пусть потом хоть один из них, если осмелится, скажет Тебе: Я был лучше этого человека”» (Ж. Ж. Руссо. Исповедь. Ч. I. Кн. 1).