Поминки


(Из Шиллера)


Пала царственная Троя,

Сокрушен Приамов град,

И ахеяне, устроя

Свой на родину возврат,

На судах своих сидели,

Вдоль эгейских берегов,

И пэан1 хвалебный пели,

Громко славя всех богов…

   Раздавайся, глас победный!

   Вы к брегам родной земли

   Окрыляйтесь, корабли,

   В путь возвратный, в путь безбедный!


И сидели, в длинном строе,

Грустно-бледная семья2

Жены, девы падшей Трои,

Голося и слезы лья,

В горе общем и великом

Плача о себе самих,

И с победным, буйным кликом

Дико вопль сливался их…

   «Ждет нас горькая неволя

   Там, вдали, в стране чужой.

   Ты прости, наш край родной!

   Как завидна мертвых доля!»


И предстал перед святыней —

Приноситель жертв, Калхас3,

Градозиждущей Афине4,

Градорушащей молясь,

Посейдона силе грозной,

Опоясавшего мир,

И тебе, эгидоносный

Зевс, сгущающий эфир!

   Опрокинут, уничтожен

   Град великий Илион!

   Долгий, долгий спор решен, —

   Суд бессмертных непреложен.

Грозных полчищ воевода,

Агамемнон, царь царей,

Обозрел толпы народа,

Уцелевшие от прей.

И великою тоскою

Дух владыки был объят

Много их пришло под Трою,

Мало их пойдет назад.

   Так возвысьте ж глас хвалебный!

   Пой и радуйся стократ,

   У кого златой возврат

   Не похитил рок враждебный!

Но не всем сужден от бога

Мирный, радостный возврат:

У домашнего порога

Многих Керы5 сторожат…

Жив и цел вернулся с бою —

Гибнет в храмине своей!..6

Рек, Афиной всеблагою

Вдохновенный Одиссей…

   Тот лишь дом и тверд и прочен,

   Где семейный свят устав:

   Легковерен женский нрав,

   И изменчив, и порочен.

И супругой возвращенной

Снова счастливый Атрид7,

Красотой ее священной

Страстный взор свой веселит.


Злое злой конец приемлет!

За нечестьем казнь следит —

В небе суд богов не дремлет!

Право царствует Кронид8

   Злой конец началу злому!

   Право правящий Кронид

   Вероломцу страшно мстит —

   И семье его и дому.

Хорошо любимцам счастья, —

Рек Аякса брат меньшой9, —

Олимпийцев самовластье

Величать своей хвалой!..

Неподвластно высшей силе

Счастье в прихотях своих:

Друг Патрокл10 давно в могиле,

А Терсит11 еще в живых!..

   Счастье жеребия сеет

   Своевольною рукой.

   Веселись и песни пой

   Тот, кого светило греет!

Будь утешен, брат любимый!

Память вечная тебе!..

Ты — оплот несокрушимый

Чад ахейских в их борьбе!..

В день ужасный, в день кровавый

Ты один за всех стоял!

Но не сильный, а лукавый

Мзду великую стяжал…12

   Не врага рукой победной —

   От руки ты пал своей…

   Ах, и лучших из людей

   Часто губит гнев зловредный!

И твоей теперь державной

Тени, доблестный Пелид13,

Сын твой, Пирр14, воитель славный,

Возлияние творит…


«Как тебя, о мой родитель,

Никого, — он возгласил, —

Зевс, великий промыслитель,

На земле не возносил!»

   На земле, где все изменно,

   Выше славы блага нет.

   Нашу персть — земля возьмет,

   Имя славное — нетленно.

Хоть о падших, побежденных

И молчит победный клик,

Но и в родах отдаленных,

Гектор, будешь ты велик!..

Вечной памяти достоин, —

Сын Тидеев15 провещал, —

Кто как честный, храбрый воин,

Край отцов спасая, пал…

   Честь тому, кто, не робея,

   Жизнь за братий положил!

   Победитель — победил,

   Слава падшего святее!

Старец Нестор16 днесь, маститый

Брашник, кубок взяв, встает

И сосуд, плющом обвитый,

Он Гекубе17 подает:

«Выпей, мать, струи целебной

И забудь весь свой урон!

Силен Вакха сок волшебный,

Дивно нас врачует он…»

   Мать, вкуси струи целебной

   И забудь судеб закон.

   Дивно нас врачует он,

   Бога Вакха дар волшебный.

И Ниобы18 древней сила

Горем злым удручена,

Соку дивного вкусила —

И утешилась она.

Лишь сверкнет в застольной чаше

Благодатное вино,

В Лету19 рухнет горе наше

И пойдет, как ключ, на дно.


   Да, пока играет в чаше

   Всемогущее вино,

   Горе в Лету снесено,

   В Лете тонет горе наше!

И воздвиглась на прощанье

Провозвестница жена20,

И исполнилась вещанья

Вдохновенного она;

И пожарище родное

Обозрев в последний раз:

«Дым, пар дымный, все земное,

Вечность, боги, лишь у вас!

   Как уходят клубы дыма,

   Так уходят наши дни!

   Боги, вечны вы одни, —

   Все земное идет мимо!»



Другие редакции и варианты



5  [Ликовали, восседая]

8  [В честь правителей богов]

41  И поник он головою,

42  Грустной думой одержим;

44  Мало их вернется с ним.

45  Пойте ж громче гимн хвалебный!

50  Мирно-радостный возврат —

51  У домашнего [чертога]

59  Где хранят святой устав!

68  В небе божий суд не дремлет

78  Неподвластно вышней силе

81  [Произвольною] рукой

121  Память падшего — святее.

122  Брашник бодрый и мастистый,

123  Старец Нестор днесь встает

        Автограф — РГАЛИ. Ф. 505. Оп. 1. Ед. хр. 28. Л. 1–4.


13  И сидела в длинном строе

25  И воздвигся, жертвы ради,

27  Градозиждущей Палладе

32  Счастье жеребия сеет

38  Царь царей, Атреев сын

40  Уцелевший строй дружин

41  И внезапною тоскою

42  Омрачился царский взгляд

44  Мало их пойдет назад

62  И супругой, взятой с бою,

64  Пышный стан обвив рукою,

122  Старец Нестор, здесь маститый

123  Брашник, кубок взяв, встает

143  Всемогучее вино

        Совр. 1854. Т. XLIV. С. 50–54.


15  Жены, дети павшей Трои

115  Сын Тезеев провещал, —

123  Братник кубок взяв, встает

130  Выпей, мать, струи целебной

152  Дым и пар — здесь все земное,

        Раут. 1851. С. 75–80.



  





КОММЕНТАРИИ:

Автограф — РГАЛИ. Ф. 505. Оп. 1. Ед. хр. 28. Л. 1–4.

Списки — Сушк. тетрадь (с. 58–65); Муран. альбом (с. 66–73).

Первая публикация — Раут. 1851. С. 75–80. Подпись — «Ф. Т…в». Вошло — Совр. 1854. Т. XLIV. С. 50–54; Изд. 1854. С. 103–109; Изд. 1868. С. 61–65.

Печатается по автографу.

В первой публикации была изменена последовательность строф (4-я, 5-я и 6-я строфы напечатаны в конце стихотворения), очевидно, в результате ошибки при наборе. В следующем издании текста ошибка исправлена. В Изд. 1854 — возвращен вариант первого издания. В последующих — очередность строф восстановлена и соответствует автографу.

Автограф черновой, разборчивый, со следами работы автора над текстом и вариантами некоторых стихов. В изд. Чулков II была осуществлена полная замена ранних вариантов на более поздние, К. В. Пигарев в своем издании, печатая по Совр. 1854, использовал варианты Сушк. тетради. Перевод стих. Шиллера «Das Siegesfest» («Триумф победы») осуществлялся до Тютчева трижды: А. Мансуровым («Новые Аониды». М., 1823. С. 22–30), В. А. Жуковским (Северные цветы. 1829. № 1. С. 23–49), М. Писаревым (Тр. вольн. общ. соревн. просвещ. 1828. Ч. XVII. С. 72–78) (Т. Ф.).

В шиллеровском оригинале заглавие: «Siegesfest» («Триумф победы»). Возможно, переименование стихотворения в тютчевском варианте связано с тем, что его тональность несколько более минорна, нежели в подлиннике. В этом плане особенно примечательно, что русский поэт оставил не переведенным заключительное четверостишие Шиллера, настраивающее читателя, после описаний бедствий войны, на оптимистический лад. Вот подстрочный перевод последних четырех, отсутствующих у Тютчева строк:


  Коня и всадника в пути,

  Корабль (в море) окружают опасности;

  Завтра мы не сможем (то, что можем сегодня),

  А посему давайте жить сегодняшним днем.


В целом перевод Тютчева достаточно точен — с теми неизбежными модификациями содержания, без которых, по-видимому, невозможно было воспроизвести поэтическую форму подлинника.

При сравнении поэтического языка Шиллера и Тютчева выявляются пристрастия последнего: любовь к возвышенной, архаичной лексике и стремление в отдельных местах «облагородить» текст оригинала. Сравним в качестве примера строки 25–28 из перевода Тютчева с их подстрочным переводом:


  И воздвигся жертвы ради

  Приноситель жертв, Калхас,

  Градозиждущей Палладе,

  Градорушащей молясь…


Подстрочник:


  И вот высоким богам приносит (зажигает)

  Жертву Калхас,

  Обращаясь к Палладе,

  Которая создает и рушит города.


«Облагораживая» поведение персонажей стихотворения, русский поэт выпускает 4-ю строку оригинала, где говорится о том, что корабли опьяненных победой греков «обильно загружены награбленным». Вместо прямолинейного двухстрочия Шиллера «У домашних алтарей / Возможно, готовится убийство» Тютчев употребляет иносказание: «У домашнего порога многих Керы сторожат…»

Баллада состоит из 13 строф. Каждая строфа состоит из октавы и четверостишия. В каждой части строфы реализован четырехстопный хорей. В стихах с мужскими рифмами (четных) последняя доля усечена. В октаве использована система рифмовки a b b a. В переводе структура строф (1, 5 октав) совпадает. Схема рифмовки как в октаве, так и в четверостишии аналогична оригиналу (Л. Л., М. М.).

Хоровая песня Шиллера была написана на сюжет «Илиады» и связана с темой возвращения воинов греческого племени ахеян на родину после длившейся около десяти лет и завершившейся для них победой осады города Трои.

Датируется приблизительно 1850 — началом 1851 г.: ценз. разрешение сб. Раут 24 февр. 1851 г.



1Пэан (пеан) — торжественная хоровая песня у греков.

2Грустно-бледная семья… — речь идет о пленницах, вывозимых из побежденной Трои.

3Калхас (Калхант) — главный жрец и прорицатель войска ахеян.

4Паллада (Афина, Минерва) — антич. миф. — одно из имен дочери Зевса, богини-покровительницы разума, науки, ремесел, охранительницы городов, но и богини войны.

5Атреев сын (Атрид) — царь Агамемнон — предводитель объединенных ахейских войск, выступивший в защиту чести своего брата Менелая, у которого троянским царевичем Парисом была похищена жена Елена, самая прекрасная из земных женщин, дочь Зевса и Леды.

6Керы — антич. миф. — богини насильственной смерти у греков, разжигали ненависть и споры, подстрекали людей к кровопролитию.

7Гибнет в храмине своей!.. — намек на печальную судьбу Агамемнона, который по возвращении на родину стал жертвой заговора двоюродного брата Эгисфа и собственной жены Клитемнестры.

8Кронид — антич. миф. — сын Кроноса, Зевс.

9…Аякса брат меньшой… — один из лучших ахейских воинов Тевкр сетует на самовластие богов в связи с самоубийством своего брата Теламонида (Аякса Большого), произошедшим по воле Афины.

10Патрокл — друг Ахилла, славился своим благородством и храбростью, погиб в поединке с Гектором, не совсем честном, поскольку в нем незримо участвовал бог Аполлон.

11Терсит — единственный из персонажей «Илиады», характеризуемый автором только отрицательно: обладал вздорным характером, был трусом и болтуном.

12Но не сильный, а лукавый / Мзду великую стяжал… — спор о чудесных доспехах Ахилла после его гибели был решен в пользу Одиссея, а не Аякса, который вынес тело погибшего героя с поля битвы.

13Пелид — сын Пелея, Ахилл, победитель Гектора, ставший в свою очередь жертвой хитрости противника в лице Париса.

14Пирр (Неоптолем) — сын Ахилла, без участия которого не могли быть взяты стены Трои.

15Сын Тидеев — Диомед, один из самых отважных и удачливых ахейских воинов, славит своего противника, защитника Трои Гектора.

16Старец Нестор — старейший и мудрейший из участников похода, правил у себя на родине, в Пилосе, уже третьим поколением подданных, многими советами служил общему благу.

17Гекуба (Гекаба) — жена троянского царя Приама, потерявшая в войне всех своих многочисленных сыновей и мужа.

18Ниоба (Ниобея) — жена фиванского царя Амфиона, мать семи сыновей и семи дочерей. В наказание за дерзкую похвальбу своими детьми перед богиней Латоной (Лето, Лато) была лишена их. Сын и дочь Латоны Аполлон и Артемида поразили их своими золотыми стрелами. Ниобея окаменела от горя.

19Лета — река забвения в царстве мертвых, из которой пили души усопших, когда Харон перевозил их в царство Аида.

20Провозвестница жена — Кассандра, дочь Приама и Гекубы, наделенная даром предвидения и редкой красотой. Отвергнув влюбленного в нее Аполлона, была наказана им, люди перестали верить ее предсказаниям. После падения Трои была вынуждена стать наложницей Агамемнона, родила ему двоих сыновей и погибла во время заговора (Т. Ф.).