"De son crayon inimitable…"



De son crayon inimitable

Pour meriter un mot, une virgule, un trait

Un diable se convertirait,

L’ange se donnerait au diable.

<См. перевод*>



  





КОММЕНТАРИИ:

Автограф неизвестен.

Первая публикация — на фр. яз., в книге «Le jeu du secrétaire (questions et réponses), joué à St. Pétersbourg les années 1855 à 1859». СПб., 1907. Повторно — Тютчевиана. С. 19. Затем — Чулков II. С. 283; Лирика II. С. 273.

По мнению К. В. Пигарева, представляет собой стихотворный ответ на вопрос: «К чему годен карандаш?» («A quoi bon un crayon?») в письменной салонной игре. В изд. Чулков II помещен подстрочный перевод (с. 506). Приводим перевод, на наш взгляд более точный: «Для чего карандаш? — Чтобы быть достойным слова, запятой, штриха своего неподражаемого карандаша, дьявол переменил бы веру, ангел отдался бы дьяволу».

Датируется 1855–1859 гг. по первой публикации (Т. Ф.).



*

"Мой карандаш! Он слову знает меру…"


Мой карандаш! Он слову знает меру,

Являя смысл в аду или в раю.

Из-за него сменил бы дьявол веру,

И ангел душу б погубил свою.


               (Перевод В.А. Кострова)