Эрн.Ф. ТЮТЧЕВОЙ

31 августа 1851 г. Петербург



St.-Pétersbourg. Vendredi. 31 août

  Ма chatte chérie. Voici une lettre de ton frère, que je t’achemine à Ovstoug, dans l’idée qu’elle t’y trouvera encore. Mais j’aimerais bien que се soit la dernière lettre qui ait chance de t’y trouver encore.

  Hier, jeudi, jour de la St-Alexandre1, je suis allé voir les petites à Smolna, et là - grâce, probablement, à une certaine arrivée2, métamorphose complète. La Léontieff, redevenue pour les enfants plus charmante que jamais... Еllе est venue à moi, toute épanouie et toute radieuse,- me disant que je devais m’estimer blen heureux d’avoir de si ravissantes filles (textuel), que c’est dans се sens qu’elle venait d’en écrire à S<a> M<ajesté> l’Impératrice, à qui elle а eu blen soin de dire, que non seulement elle - mais toute la communauté était dans l’enchantement de ces deux jeunes filles, etc. etc. ... en un mоt, elle n'a cessé de mettre mа modestie paternelle à la torture, et m’а, en définitive, laissé singulièrement édifié non pas sur le соmрtе des petites, mais sur son соmрtе à elle... Tu comprends се qu’un pareil revirement а dû lui faire gagner de terrain dans l’estime des deux jeunes filles. Aussi, lorsque Daria s’est trouvée hier invitée pour la première fois depuis son retour à dîner chez la Léontieff, elle n’a pas manqué de dire à ses compagnes, qu’elle était persuadée que la Grande-Duchesse Marie devait être revenue. А peine a-t-elle eu dit cela, qu’entre la L<éontieff>, leur annonçant effectivement la nouvelle de cette bienheureuse arrivée...

  Ма chatte chérie. Je suis impatient d’apprendre quelle modification les lettres que tu as reçues de mоi en dernier lieu ont pu faire subir à tes projets de départ. Encore une fois, je tiens à се que tu achèves à loisir la cure соmmеnсéе, mais si vous avez làbas le mêmе temps que nous avons ici depuis dimanche dernier, certes, le séjour de la campagne ne saurait avoir ni grand agrément, ni grande utilité, et j’aime à croire que tu ne le traîneras pas en longueur. D’autre part j’insiste pour que tu voyages aussi соmmоdémеnt que faire se peut - couchant toutes les nuits, etc. Pour Moscou je t’accorde trois jours...

  Mon frère attend aujourd’hui mêmе une réponse à sa demande. I1 faut espérer qu’elle sera favorable...

  Le domaine de la Capello est définitivement mutilé, car la chambre des enfants vient d’être louée, au prix de cent roubles an. La voilà donc obligée, соmmе nous tous, de se contenter d’une pièce. C’est bien malheureux.

  La petite calèche, que j’ai аmеnéе de Moscou, а été vendue pour 50 r<oubles> ar<gent> grâce cette fois à l’intervention de mоn frère...

А lundi. Je vous baise les mains.

Перевод

С.- Петербург. Пятница. 31 августа

  Милая моя кисанька, вот тебе письмо от твоего брата, посылаю его в Овстуг, поскольку полагаю, что оно еще застанет тебя там, но мне хотелось бы, чтобы это было последнее письмо, могущее там тебя застать.

  Вчера, в четверг, в день св. Александра Невского1, я навестил девочек в Смольном; там, вероятно, в связи с приездам некоего лица2, полная перемена. Леонтьева стала с детьми мила как никогда... Она вышла ко мне приветливая и сияющая и сказала, что я должен почитать себя счастливым, имея таких восхитительных дочерей (дословно), что именно в этом духе она написала ее величеству государыне императрице, которой не преминула сообщить, что не только она сама, но и все окружающие в восторге от этих двух барышень, и пр. и пр. ... словом, она бесконечно долго терзала мою отеческую скромность и в итоге весьма просветила меня не насчет девочек, а насчет самой себя... Ты представляешь, какое уважение со стороны обеих девиц она стяжала себе подобной крутой переменой. А потому, когда вчера Леонтьева в первый раз по возвращении Дарьи пригласила ее к себе обедать, Дарья сразу же сказала подругам, что уверена в том, что великая княгиня Мария Николаевна вернулась. Едва она сказала это, как вошла Леонтьева и действительно объявила об этом благословенном приезде...

  Милая моя кисанька, мне хочется знать, какие изменения в твоих планах относительно отъезда могли вызвать мои последние письма. Повторяю, мне хочется, чтобы ты спокойно докончила начатое лечение, но если у вас стоит такая же погода, как у нас здесь с прошлого воскресенья, дальнейшее пребывание в деревне, конечно, не может быть ни приятно, ни полезно, и я надеюсь, что ты не затянешь его. С другой стороны, я настаиваю, чтобы ты ехала как только можно удобнее, - останавливаясь каждую ночь на ночлег и т.д. Даю тебе на Москву три дня...

  Брат ждет сегодня ответа на свое прошение. Будем надеяться, что он будет благоприятным...

  Владения Капелла окончательно расчленены, ибо детскую только что сдали за сто рублей в год. Итак, она вынуждена будет, как и каждый из нас, довольствоваться одною комнатой. Очень жаль.

  Маленькую пролетку, привезенную мною из Москвы, продали за 50 рублей серебром, на этот раз при помощи моего брата...

До понедельника. Целую ваши ручки.



  





КОММЕНТАРИИ:

Печатается впервые на языке ориmнала по автографу - РГБ. Ф. 308. К. 1. Ед. хр. 19. Л. 41-42 об.

ППервая публикация - в русском переводе: Изд. 1980. С. 138-139.



1Александр Ярославич, правнук Владимира Мономаха, один из самых выдающихся героев Русской земли, по словам летописца, «много потрудившись за землю Русскую, за Новгород и за Псков, за все великое княжение отдавая живот свой и за правоверную веру», умер во Владимире в 1263 г.; оповещая о его смерти, митрополит Кирилл возвестил народу: «Чада моя милая, разумейте, яко заиде солнце Русской земли!» Был канонизирован. День переноса мощей благоверного кн. Александра Невского из Владимира в Петербургский Александро-Невский монастырь, 30 августа 1724 г., с тех пор ежегодно отмечается Православной Церковью. В императорской России 30 августа - официальное событие, с особой торжественностью отмечаемое в Петербурге.

2Речь идет о возвращении в Петербург вел. кн. Марии Николаевны.